Главная » Моя семья » Интервью с Жизель Бундхен после рождения сына

Интервью с Жизель Бундхен после рождения сына

Знаменитости
Интервью с Жизель Бундхен после рождения сына

Новоиспеченная мама, Жизель Бундхен, спасает леса и реки, а также дарит подросткам свою линию натуральной косметики. Joan Juliet Buck, журнал Vogue, взяла интервью у топ-модели, чтобы разузнать поподробнее о ее интересах в сфере экологии, а также о ее жизни с Томом Брэди.

Самая популярная в мире модель и самый популярный в Америке квотербэк живут в небольшом строении в центре Бостона. Поднимаемся вверх на крохотном лифте, открываются двери и перед нами предстает обширное помещение, расположенное на  последнем этаже. Патриция, белокурая сестра-близнец Жизель, встречает меня фразой: «Не смотрите на нее», — и указывает на сидящего на полу Луа, бультерьера, который, кажется, намерился меня укусить.

Поначалу я не вижу Жизель Бундхен. В большой гостиной между двумя каминами, выполненными из сланца, сидит в глубоком кресле и качает на руках шестинедельного младенца стройная женщина. На ней серо-коричневые джинсы, плотно облегающие худощавые бедра, носки, которые едва прикрывают лодыжки, шлепанцы, хлопковый свитер — это не королева моды Амазоки, известная своим ослепительным видом и щегольским поведением. На вид она так же утонченна и изысканна как Одре Хепборн в роли Риммы в фильме Green Mansions, так же выразительна как Джулия Робертс своей фирменной улыбкой, такая же внеземная как представительница племени Na’vi из фильма Аватар. Ее волосы аккуратно собраны сзади в пучок, а ее уши слегка выдаются наружу из под волос. Богиня, за которой был закреплен титул символа марки Секрет Виктории (Victoria’s Secret), в данный момент кормит ребенка грудью и испытывает небольшой дискомфорт, делая это у меня на виду.

Интервью с Жизель Бундхен после рождения сына   Интервью с Жизель Бундхен после рождения сына

 

Она говорит низким скрипучим голосом, торопливо, с мягким акцентом, прерывая свою речь, чтобы спросить ребенка как он и чего он хочет, на что тот радостно отвечает затейливым мурлыканием.

Ребенка зовут Бенджамин Рейн. «Я хотела назвать его River (Рива, англ. Река), как что-то, что находится в постоянном движении, бессмертное. Но мой муж наотрез отказался от этой идеи. Моего отца же зовут Рейнольдо, так что мы назвали сына в честь него. А  почитание родителей — оно бесконечно, как вода».

Бенджамин появился на свет дома, в теплой воде ванны. «Я хотела испытать трансформацию», — говорит Жизель. Роды принимала ее подруга – акушерка, специально приехавшая из Бразилии, как и мать Жизель. Также на родах присутствовал супруг. Жизель медитировала на протяжении родов. «Это был самый невероятный опыт в моей жизни, чувствовать как он проходит через меня. И с тех пор как он родился, я всегда  чувствую себя такой ответственной и сильной, стоит мне только посмотреть на него или подумать о нем. Боже, мы ведь с ним вместе прошли через все это!».

На следующий день после рождения сына Жизель уже ходила по дому, готовила еду. Вместе с ней в квартире осталась ее мать, чтобы помочь  дочери с ребенком, так как та никому больше не хотела доверить своего Бенджамина. Вскоре Жизель восстановила прежнюю фигуру – никаких лишних упражнений, небольшие занятия йогой на матах в гостиной, вот и все. «Я думаю это мышечная память», — говорит она. Жизель всегда была в отличной форме: будучи одной из шести девочек в многодетной немецкой семье, проживающей в Южной Бразилии, она провела детство на улице, прыгая босиком с дерева на дерево как маленькая обезьянка. В школе она занималась спортом – была капитаном сборной по волейболу. «Даже за две недели до рождения малыша я все еще занималась кун-фу и йогой три раза в неделю». Многие женщины во время беременности едят все подряд, я же отдавала себе отчет в том, что я ем, поэтому я набрала лишь 11 кг.

Семья должна быть большой, считает Жизель. «Мне так повезло, что у меня есть сынок, точнее два, так как есть еще и Джон». Джон, он же Джек, — ее пасынок, которому в данный момент два с половиной года, сын Бриджет Мойнахан – бывшей жены Тома Брэди. В прошлом году пресса просто взорвалась, после того как Жизель заявила, что любит Джека как родного сына. Мальчик провел последние дни рождественских каникул вместе с Жизель и Томом. «К сожалению, мы не часто с ним видимся, но мы строим в Лос-Анджелесе дом, чтобы быть ближе к Джеку». Последние три года Жизель с Томом каждую зиму пропадали на месяц в джунглях Косте-Рики в своем доме.

В 29 богатейшая супер-модель, наконец, сдалась в пользу того, чтобы посвятить себя целиком и полностью личной жизни. Жизель продала свой дом в Нью-Йорке. «Я больше принадлежу Бостону», — говорит она, а решение о переезде было не спонтанным, а трезвым и обдуманным. «Мне надо работать над несколькими проектами и должно  хватать времени, чтобы с головой уйти в то, чем я всегда хотела заниматься». В течение следующего года она намерена запустить три косметических продукта в рамках линии Sejaa, созданных с целью изменить образ молодой женщины.

Seja означает «быть» по-португальски. Жизель добавила еще одну букву «а» к слову, так как считает, что слова имеют резонанс и звук «ааа» — это выдох, как то, что чувствуешь, когда «падает камень с плеч».

Долгие годы она является активистом. В 2003, проведя много времени с индейцами Амазонки, чья вода стала непригодной для питья в результате вырубки леса, она заключила контракт с бразильской фирмой Grendene на выпуск коллекции сандалий с ее именем. Часть прибыли пошла на засадку лесов Амазонки. Попытки исправить ситуацию продолжаются, и на данный момент уже посажено 25,000 деревьев. Вместе со своей семьей она запустила проект Projeto Água Limpa, направленный на очистку реки вблизи Хризонтины (Horizontina). Также в процессе создания находится журнал комиксов экологического содержания Gisele and the Green Team (Жизель и зеленая команда). Будучи вновь назначенной послом доброй воли U.N. по вопросам экологии, Жизель переносит эти вопросы на страницы комикса, доходы от продаж которого пойдут в фонд Луц (the Luz). Этот фонд занимается спонсированием всего: от занятий йогой в школах до посадки леса на территориях, где ранее он был вырублен. Веб-сайт Жизель уже полон советов по вопросам экологии, большая часть которых изображена в виде анимированного  персонажа Vida the Yorkie, ее собаки.

В своем поведении Бундхен сдержана, тактична, возможно она старается казаться такой, но если и так — у нее это превосходно получается. За три часа нашей беседы, к примеру, она ни разу не упомянула о том, что только что передала фонду Красного креста 1,5 миллиона долларов в пользу Гаити.

Жизель не покидала квартиру в течение 6 недель. «Слишком холодно», говорит она, указывая на зимний дождь за окном. В одном из каминов потрескивает огонь; потенциально опасная собака Луа легла у моих ног; Vida the Yorkie устало улеглась на ковре. Патриция принесла чай и орехи; она бразильский агент Жизель, а также занимается ее веб-сайтом. Она приехала на пару дней, чтобы полюбоваться на ребенка. В этом доме веет теплотой и безопасностью. Мама Жизель прилегла вздремнуть, Брэди сейчас  восстанавливается после операции на колене, а в данный момент он присутствует на благотворительном приеме в бостонском центре Семьи и молодости. Через два часа он будет дома.

Бундхен несколько месяцев держалась вне поля зрения публики. «Я чувствовала, что беременность – священный момент в моей жизни. Я жила в Бостоне и по-прежнему работала по контрактам, но разрешала использовать только мое лицо».

Сегодня Жизель впервые за несколько месяцев покинула квартиру и ребенка, чтобы позировать на съемках у одного из своих клиентов. «Я приехала в студию и почувствовала себя пришельцем – что происходит? Волосы и макияж? Я не смотрелась в зеркало полтора месяца. Я жила дома как в коконе, с моими детьми, мужем и собаками. Обычно, когда я захожу в студию и попадаю в эту атмосферу, то сразу начинаю чувствовать себя иначе. Где-то во мне нажимается кнопка, и я включаюсь. И когда я включаюсь, настоящей меня почти не остается – есть только персонаж, которого я играю, и который все это делает. Но в этот раз все было по-другому. Внутри себя я чувствовала, что со мной мои дети и муж, и все изменилось. 

Клиенту же нужно уважение и профессионализм, поэтому я немного волновалась. Мне обработали волосы, наложили макияж, я посмотрела в зеркало, но по-прежнему не видела в нем модель.»

«Кто была та женщина, которую вы увидели в зеркале?, — спросила я».

«Думаю, я впервые увидела там внутреннюю себя, а не образ, созданный для публики».

К радости фотографа Дэвида Симса и бразильского клиента, со второго снимка у Жизель  снова включился образ модели.

макияж

Жизель начала карьеру рано: к 15 годам у нее уже были апартаменты модели в Нью-Йорке, ее жаждали в Италии, Франции, Японии. На нижней стороне левого запястья у нее  есть татуировка в виде маленькой звездочки. «Моя бабушка говорила мне и моей сестре, что у каждого есть своя звезда. Каждый день, перед тем как ложиться спать, я смотрела в небо на свою звезду. Это было для меня также естественно как чистить зубы каждый день. Когда я переехала в Нью-Йорк и открыла окно в своих апартаментах на 35-ом этаже, то из-за смога и тумана я не увидела свою звезду. Так что я нарисовала шариковой ручкой  звездочку у себя на запястье. Но она постоянно стиралась. Тогда я пошла в тату-салон на Секонд Авеню, где мне сделали татуировку. Это было то что мне нужно, и теперь, где бы я не была – моя звезда всегда со мной».

Жизель сознательно создавала свой образ модели, когда мало-помалу становилась  звездой. «Мне было 17, на показе мод в Милане, когда я участвовала примерно в 100 шоу подряд, люди спрашивали меня: каково это быть лучшей моделью современности? Я с трудом могла ответить, так как едва говорила по-английски. В тот момент я понимала, что эти люди верят в меня, и я должна сделать все, что в моих силах, чтобы их не подвести. Поэтому я придумала этот образ – другую себя, для которой нет преград. Она ничего не боится: может позволить себе быть напористой и рискованной, сексуальной и мужественной. Она самоуверенна. Мне пришлось поверить, что я – это она: сильная, передавая, неуязвимая и оптимистичная. Она всегда знает, что делает, даже когда я не знаю».

«Я проработала 14 лет, и я не думаю, что кто-то из модельного бизнеса знает настоящую меня. Все благодаря моей сценической личности».

Личная жизнь Жизель Бундхен – это тайна, скрывающаяся за вспышками камер. Несколько лет назад, когда Жизель почувствовала, что ее жизнь превратилась в ни что иное как «встаем, снимаемся, ложимся спать, встаем, снимаемся и т.д.», она взяла отпуск на 6 месяцев. Жизель зашла на Amazon.com, набрала в строке поиска «Духовные Книги», что привело ее к трудам Мигеля Руиза (Miguel Ruiz). Эти книги научили ее доверять своему инстинкту: «Чем больше ты доверяешь своей интуиции – тем больше будет подвластно тебе, ты станешь сильнее и счастливее».

Жизель Бундхен

Три года назад, когда Жизель встретила Тома Брэди, она переехала в Бостон, чтобы быть рядом с ним. Это был поворотный момент в ее жизни.

«Я привыкла работать по 300 дней в году, а тут я переезжаю в Бостон. Тома вечно нет дома – он играет. А мне что делать? На моем веб-сайте многие девчонки задавали мне вопросы о том, как вести себя в той или иной неловкой ситуации. Я хотела работать с этими молодыми девушками в возрасте 14-16 лет». Она хотела быть услышанной и поэтому примкнула к альянсу португалоговорящих  штата Массачусетс (Massachusetts Alliance of Portuguese Speakers). «Они заботятся о девочках из приютов, девочках с которыми плохо обращаются их родители. Я разработала девятинедельную программу, целью которой было придание им уверенности в себе и поднятие самооценки».

Это был шок для меня.

«Я думала, что смогу им помочь, направить их. Но когда я встретилась с ними, их реакция была: «Да кто ты такая?» Там было много латиноамериканских и чернокожих девочек. В Бразилии все люди представляют из себя смесь национальностей и никто на это не обращает внимания. В Америке же с этим возможны проблемы. Целая неделя у меня ушла только на то, чтобы заставить их сесть и поговорить со мной. Я даже выписала из Нью-Йорка свою подругу – тренера по йоге, чтобы та поучила их. Я хотела с ними чем-то поделиться, но в итоге поняла, что все без толку. Я попыталась помочь, но так и не смогла достучаться до них».

На фоне этого разочарования родилась линия Sejaa, с помощью которой Жизель все же  хотела  поделиться с людьми своими знаниями, но не так явно, как в первый раз.

«Я хотела научить девочек любить себя и заботиться о своем теле. Первое что ты видишь каждое утро – свое лицо! Что ты наносишь на лицо каждый день? Крем! И тогда я сделала простейший, чистейший крем для каждодневного ухода за лицом.»

Производители, как она сказала, были готовы убить ее. «Я хотела, чтобы крем был органическим. Мне объяснили, что если он органический – это означает, что он живой. А это, в свою очередь, означает, что он не может долго выжить (храниться)». Косметические  продукты теперь называются «натуральными», все ингредиенты проходят строжайший контроль чистоты, а в качестве консерванта используется кокосовое масло.
Также она хотела выпускать грязевые маски. Из настоящей грязи.

«Когда я была подростком, у меня были прыщи. Боже, каждый раз, когда кто-то смотрел на меня, мне казалось, что он пялится на мои прыщи. Я делала грязевые маски, чтобы высушить прыщи, и это помогало».

«Я могу выпускать все это, так как сама финансирую проект. И если захочу раздать 5%  того, что выпускаю, мне никто не сможет помешать сделать это».

Sejaa не будет продаваться в магазинах, только лишь на веб-сайте, чтобы создать сообщество поклонников линии. «Так я смогу давать людям маленькие советы».

В прихожей послышался шум.

«А вот и муж вернулся», — говорит Жизель.

В темную комнату входит Том Брэди. Это высокий длинноволосый мужчина, с низким голосом и еще юным лицом. На нем темно-синий свитер на молнии. Стоило ему ступить на ковер, как Vida the Yorkie проснулась и начала носиться по комнате. Том заметил, что собака собралась сделать лужу на ковре и вовремя попрепятствовал этому. Интервью пора было завершать. Патриция принесла упаковку для Sejaa – коробку из перерабатываемого  картона со скользящей табличкой, которая скрывает за собой разные громкие слова. Внутри три продукта: дневной крем, ночной крем и грязевая маска, а также бамбуковая мочалка для лица.

Жизель передает Бенджамина Патриции, встает и выпрямляется в полный рост. Мы проходим на кухню, чтобы взять стопку книг Мигеля Руиза (Miguel Ruiz). Поднимаемся на второй этаж, чтобы посмотреть на детскую кроватку и огромную коллекцию различных масел, из которых изготавливается Sejaa. Потом мы расцеловались, обнялись, и Жизель пошла купать Бенджамина.

И на последок Жизель сказала, что у нее есть пара секретов хорошего самочувствия:

«Первый – это просыпаться с утра и благодарить бога, за то что ты дома, жива и здорова. А второй – давать».

Я спускаюсь по лестнице за Патрицией, любуясь ее ковбойскими сапогами . Снаружи все еще стучит дождь, на улице темно и холодно. «Как мне вызвать такси», — спрашиваю я.

Такси не понадобилось – Том Брэди отвез меня обратно в отель.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Взгляд на здоровые роды

Современные люди тянуться к первобытному времени, стараются понять, как жили предки, поэтому женщин склоняют рожать дома или же в воде, в ином месте, но только не под наблюдением специалистов, только не в больнице.     ...

Рейтинг@Mail.ru